Напильник
Ну, значит, семь утра, везу роженицу.
У нее схватки через каждые двадцать минут.
И муж рядом: "Она рожает!! Рожает!!"
Кретин. Как догадался-то?
В общем, пиздец полный.
Привезла ее, сдала в родильный блок.
А там Нина Семенна меня чайку попить пригласила, как только смену эту злоебучую в восемь сдам.
Баба родит в лучшем случае часика через два-три, а в то утро родов мало было, да и почесать языками хотелось.
Ну, значит, сдала я смену.
Сидим с Ниной Семенной, курим, чай пьем.
Вламывается в сестринскую муж: "Она рожает!"
Нина Семенна, басистый шкаф два на четыре: Какой рожает? Мы еще чай не попили."
Охуевший муж предпочел удалиться.
Через полчаса снова блядь вломился:
Ну когда ж она, мол, родит?
Нина Семенна, опершись кулаком о стол, встала и пробасила:
"Ну щас бля родим".
И удалилась.
Допив чай, я попиздовала из сестринской по своим делам, и, проходя, мимо родпалаты, услышала рык Нины Семенны, больше напоминавший рев роты солдат:
Тужься! Я сказала: Тужьсябля!

Пока чай пили нина Семенна мне историю рассказала - уссаться кипятком.
Работал некогда у нас фельдшор Сирожа, тогда еще неопытен был, як мальчик-колокольчик ни разу ни дзынь-дзынь.
Привез девку молодую, рожающую.
Ну кладут ее на каталку, везут в родильню, перекладывают на кресло.
Итут Нина Семенна лизезреет:
- Он ей пизду крест на крест пластырем заклеил! Сам бля роды принимать испугался.
Сука еще б кулаком заткнул.
Тампакс недоделанный.

Вспомнила, что забыла телефон в сестринской.
Ну прусь обратно и натыкаюсь на нашу больничную Верку Сердючку, хохлушку Катьку.
Ну слово за слово, она мне рассказывает.
Краткое содержание:
Был, значит, у нее случай.
Девка тужится. Она орет: не тужься, дура.
Эта тужиться.
Катька: Не тужься, бля, до ушей блядь лопнешь!
А она все равно тужится.
Ну и чем ее бля затыкать?

Кстати, за полгода с лишним работы Катьки в нашей больнице мы выучили весь хохляцкий мат.